Тень онлайн образования на детях

Журналист: Гулар Мехдизаде

Иллюстратор: Айдан Гасанова

22.09.21

В сентябре этого года, впервые с начала пандемии, азербайджанские школы вновь откроются для всех классов. Начало занятий для детей младших классов запланировано на 22 сентября, а старшие классы будут возвращаться поэтапно.

Хотя многие приветствовали эту новость, семьи, которым трудно было получить доступ к онлайн-урокам, обеспокоены тем, что три семестра без должного обучения негативно скажутся на будущем их детей.

У 37-летнего Талеха Багирова все было хорошо до пандемии. У него была собственная обувная фабрика в арендованном здании в Баку, которую он открыл при поддержке государственной программы самозанятости, а двое его дочерей, которым 7 и 8 лет, учились в столице.

Но появление «Covid-19» перевернуло все с ног на голову. Багиров с опасением наблюдал за упадком экономики. В результате изоляции ему пришлось закрыть свою фабрику. В итоге он объявил о банкротстве и отправил свою семью в родное село в Агсу, чтобы они жили там, пока он искал работу.

Багировы не думали, что окажутся в более сложном положении. Через некоторое время уроки были переведены в онлайн. Из-за того, что у них не было компьютера или смартфона для посещения занятий дома, девочки стали отставать от своих сверстников.

«Когда я был в деревне, я видел, что они обеспокоены», - сказал Багиров.  «Они хотели посещать уроки, как и все остальные. Взял в долг, и купил планшет и телефон.  Поверьте, я не мог выплатить и этот долг, это было еще одним бременем».

Он добавляет, что даже с планшетом и телефоном девочки часто пропускали занятия в течение трех семестров школы, потому что в деревне было слабое подключение к Интернету.

Другие семьи тоже сталкиваются с аналогичными проблемами.

Когда изоляция 2020 года стоила 63-летней Хатире Агаевой ее работы в центральном азербайджанском городе Шемаха, ее дочь училась в 11 классе, а сын - в 10-ом.  По ее словам, до пандемии «помимо школы им обоим приходилось посещать частные уроки».

«Последние годы обучение в Азербайджане такое, что все ходят на подготовительные занятия.  Для поступления в университет среднего образования, которое дает школа недостаточно», - добавила она.

Без зарплаты Агаевой семья больше не могла позволить себе частные уроки и покупку телефона или планшета, чтобы дети смогли посещать уроки онлайн.

«У нас не было средств, чтобы купить им телефон, чтобы они могли посещать занятия. В результате они не могли посещать частные или онлайн-уроки», - сказала она, добавив, что они оба готовились к вступительным экзаменам в университет дома, без педагогов.

Агаева говорит, что у ее сына был слишком низкий балл, он не смог поступить в  университет. Хотя ее дочь набрала проходной балл, этого оказалось недостаточно для получения бесплатного образования.

«Если она пойдет учиться на платной основе, то наше положение будет плачевным», - сказала Агаева.

«Я действительно не знаю, что делать. Если ее образование будет бесплатным, по крайней мере, в будущем мы сможем отправить мальчика на частные занятия, но если оно не бесплатное, будет сложно. Он останется без образования».

Экономист Тогрул Машаллы считает, что в течение 2020 года и в первой половине 2021 года азербайджанский подход к дистанционному образованию был «дискриминационным» для множества детей. Он отметил, что Государственный Комитет по Статистике установил, что в 2020 году только 18% населения имели персональные компьютеры и только 63% населения имели доступ к Интернету.

«Во многих регионах Интернет либо отсутствует, либо слабый. Мобильный интернет стоит очень дорого. Сначала Министерству образования нужно было решить эти проблемы, а уже потом переходить на онлайн-классы», - сказал он.

«Дело в том, что те, у кого нет скоростного Интернета или оборудования для выхода в Интернет, остались вне системы образования.  Эта ситуация является дискриминацией большого количества студентов».

В Министерстве Образования Азербайджана отметили, что для семей, не имеющих доступа к компьютерам и Интернету, создана специальная телешкола. По данным Министерства, с 11 марта 2020 года по 14 июня 2021 года дети могли регулярно смотреть лекции.

Телевидение школьного обучения было недостаточным для подростков, готовящихся к государственным экзаменам, заявила Агаева, которая сказала, что ее дети пытались не отставать от своей курсовой работы через телевизионные лекции.

«Они просто не могли задавать вопросы. Это было неэффективно в этом отношении», - сказала она. «Это были дети, готовившиеся к университету, они должны были задавать вопросы и получать ответы. Например, те, кто ходят в школу или присоединяются в онлайн-классы имеют возможность задавать вопросы, но у детей, которые смотрят уроки по телевизору, такой возможности нет».

Багиров говорит, что его дети не смотрели телепрограммы, потому что он и его жена не знали о программе.

Отвечая на вопросы Чай Хана о влиянии онлайн-школы на общее образование детей, министерство ответило, что три общенациональных оценочных исследования показали, что уровень образования снизился по сравнению с предыдущими годами.  «Разница была незначительной», - добавили в министерстве.

«В новом учебном году, помимо общих мер поддержки, на уровне школы/класса для учащихся с особыми потребностями будут применяться дифференцированные подходы».

Но родители опасаются, что этих мер будет недостаточно, чтобы помочь детям наверстать упущенные семестры.

«Мои дети отстают в учебе», - сказал Багиров, добавив, что он намерен отправить их к частным репетиторам, чтобы они могли догнать своих сверстников. После нескольких месяцев поиска работы он наконец устроился уборщиком в ресторане быстрого питания в Баку. Заработок настолько низок, что он еще не привез семью в город и экономит деньги, живя в недорогом общежитии.

«Я не покупаю нужные мне лекарства. Я откладываю все деньги [на оплату репетиторов]», - сказал он.  «У меня нет другого выхода».

ПОДДЕРЖИТЕ ПЛАТФОРМУ CHAI KHANA!
Мы являемся некоммерческой медиаорганизацией, создающей контент на темы, а также о группах населения, которые часто игнорируются основными СМИ. We are currently working on the topic “Digital Footprint,” exploring how the computers, tablets and apps that now play such a pivotal role in our lives affect our wellbeing, our relationships, our communities and our societies— and what it means to live in a digital age. Your donation will be used to support our contributors working on this topic.
Сделать взнос