«Выйти в море в шторм»

фотограф: Шараф Нагиева

09.11.21

По просьбе Chai  Khana талантливые фотографы из Армении, Азербайджана и Грузии побеседовали с женщинами о реалиях материнства во время пандемии — о цене их здоровья, влиянии на отношения и о том, как данный опыт сформировал их личность как родителей.

Результат – интимный портрет женщин и их уникальные взгляды на то, что значит быть матерью, и как боль, жертвы, а также неожиданные радости последних 20 месяцев повлияли на них и их детей.

Кто-то оказался отрезанным от своих детей или родителей, лишился поддержки, на которую рассчитывал. Для других пандемия и последующие ограничения обернулись неделями повышенного риска и страха. А для некоторых счастливчиков ограничения на передвижение, продиктованные пандемией, позволили замедлить ритм жизни и насладиться волшебным хаосом воспитания детей, не отвлекаясь ни на что другое.

 


Наргиз Ибрагимова, 30 лет; Олджай, 33 года, и Ширин, 4 месяца

В течение последнего года, когда 30-летняя Наргиз Ибрагимова готовилась к рождению ребенка и рожала, Ковид оставался ее почти постоянным спутником, начиная с заражения вирусом во время беременности и заканчивая его влиянием на отказ от кормления грудью.

«Самой большой проблемой, с которой я столкнулась как мама во время карантина, было то, что меня заставили сделать прививку. Несмотря на то, что официально она была добровольной. Это решение далось мне тяжело, так как я вынуждена была прекратить грудное вскармливание, ввиду того, что так и не получила конкретного ответа на вопрос о последствиях [для моего ребенка]. Влияние ковида, как вируса, так и его последствий, сильно затронуло человечество физически и ментально. Мы оказались запертыми со своими страхами, неумением быть в одиночестве и большими семьями в маленьких квартирах, без работы, родных, возможности выехать или просто развеяться в парке, мы оказались запертыми и так уже запертые в смартфонах, социальных сетях, телевизионных шоу и нескончаемой рекламе о лучшей жизни».

«Я переболела Ковидом на пятом месяце беременности. За 30 лет своей жизни так тяжело я не болела никогда. К сожалению мне нельзя было принимать антибиотики ввиду своего положения. Меня спасла бесконечная забота и тепло близкого мне человека и внимание моих друзей, хоть и бесконтактное.

Кроме здоровья, меня сильно подкосило происходящее с людьми. Соцсети кишели криками о помощи – материальной, физической, психологической. Хотелось помочь всем, а от понимания, что всем помочь невозможно, становилось адски невыносимо».

«Моим самым большим открытием стало вновь обретенное терпение и способность принимать определенные решения, не поддаваясь эмоциям. Кроме того, не стоит ожидать, что люди будут действовать так, как я себе представляю. А мир нестабилен и никогда не будет стабильным, потому что люди не научились жить друг с другом в согласии.

Я научилась ценить и держаться за людей, с которыми я становлюсь лучше, улыбчивее, спокойнее, эмоционально стабильнее. Тех, кто видит во мне светлое и улыбается тёмному».

Конул Мамедова, 32 года; Видади 35 лет; Исмаил, 5 лет, и Джамал, 8 месяцев


32-летняя Конуль Мамедова родила второго ребенка во время пандемии и утверждает, что этот опыт помог ей пересмотреть свою жизнь. «Я пришла к новому пониманию жизни [во время пандемии. Ценности жизни. Важности маленьких, коротких моментов. Самым большим подарком этого периода, конечно, был Джамал».

«За время пандемии я успела 7 раз переехать (на дачу, обратно домой, к свекру, в дом моей семьи, обратно домой, на дачу, обратно домой)… Так что... дом? Где он?»

«Из-за пандемии [старший сын Исмаил] пошел в детский сад в феврале 2021 года, когда детские сады вновь открылись, а не в сентябре 2020 года, когда должен был. Младший родился в конце января. Так получилось, что старшего отправили в детский сад, когда появился брат. Как следствие мы заметили небольшие изменения в его поведении. Мы обратились к психологу, который сказал, что все в порядке, дал нам несколько советов, которым мы следуем».


Нигяр Мамедова, 30 лет, и Камилла, 15 месяцев


Нигяр Мамедова, 30 лет, родила дочь во время пандемии. Нигяр обнаружила, что изоляция помогла ей замедлиться и пересмотреть свои приоритеты. «Самой большой проблемой того периода было то, что мне приходилось быть предельно осторожной, чтобы не заболеть во время беременности. Кроме того, после рождения ребенка я должна была сделать все, чтобы обеспечить ее безопасность. Этот период стал подарком, потому что я смогла посвятить больше времени себе. А точнее внутреннему «я». Наслаждаться тишиной и посвящать больше времени своему внутреннему развитию».

«Я уже и не помню толком, какой была жизнь до карантина. Но он дал понять, что нужно уметь ценить и знать цену многим вещам. Походы по ресторанам и кафе уже не столь важны. Я и так домосед, а сейчас после всего мне окончательно разонравилось целый день находиться в обществе. Меня устраивало то, что с людьми надо было держаться на расстоянии.

Я поняла, как коротка жизнь, что нужно ценить и наслаждаться каждым мгновением и мелочью. Я почувствовала ценность денег, сколько ненужных вещей было куплено и сделано раньше. Я научилась работать удаленно, и мне это нравится. Я не офисный червь и никогда им не была. Для меня ходить на работу каждый божий день в одно и то же время, чтобы делать одно и то же – это просто тратить свою жизнь впустую. Именно по этой причине я однажды встала, бросила работу и начала делать то, что должна была. Этот период и само рождение ребенка заставили меня понять, что я определенно сильный человек».

«[Пандемия] стала первой возможностью, когда мы с мужем смогли нормально провести время вдвоем, [до закрытия] мы оба работали и редко видели друг друга.

За этот период от четырех до пяти месяцев мы стали ближе. Но были и сложные моменты из-за отсутствия работы и средств. Это тоже повлияло на наши отношения… Я, наверное, больше всего благодарна за шанс просто остановиться и отойти от суеты, начать слышать и слушать тишину».


Вера Аксаметова, 25 лет; Мурад, 34 года, и Сибирхан, 14 месяцев


 

25-летняя Вера Аксаметова пережила свою первую беременность в разгар пандемии и сравнила опыт изоляции с «выходом в море в шторм». Она также нашла смену темпа освобождающей. «Весь мир замедлился и затих. Можно было родить дитя и наслаждаться без суеты первыми месяцами его жизни. Не торопиться, созерцать, наблюдать и мягко переживать материнское измерение. Это был подарок».

«Я ходила беременной во время пандемии, вся реальность была новой. Конечно, это повлияло на меня. Я смогла осуществить свою мечту проводить больше времени наедине с собой, и когда я отрезала все материальное, духовные интересы и мысли вышли на первый план. Вселенная очень бережно общалась с нами во время Ковида. Это было путешествие, знакомство с новой собой в роли беременной и в роли матери – это очень глубокое переживание».


"Люди в масках – это все, что он видел" 

«Как будто мы участвуем в большой игре»

 

ПОДДЕРЖИТЕ ПЛАТФОРМУ CHAI KHANA!
Мы являемся некоммерческой медиаорганизацией, создающей контент на темы, а также о группах населения, которые часто игнорируются основными СМИ. donation.stories.donate-text
Сделать взнос