Постареть на Шекинском базаре

Автор: Эмин Матерс

15.04.21
выпуск:
Тема: Торговля
Вид с Таза Базар на Киш-Даги (горы Киш) и Ксан-Яйлаги (Ханское пастбище). Это северная часть Азербайджана, в 350 км от столицы, Баку. Шеки, 2021 год
Фатиме 70 лет, она продаёт домашнее варенье, соленья, соки и соусы. Она приехала работать на базар в 2000 году, чтобы составить компанию своей сестре. Шеки, 2021 год

На базаре в Шеки, расположенном примерно в 350 км от столицы Азербайджана Баку, работа начинает кипеть уже на рассвете. Торговцы суетятся в поисках покупателей, пытаясь перекричать гул от приведённого на продажу скота, толп и тележек, чтобы обратить внимание посетителей на свой товар.

Работа трудная, грязная и поэтому не привлекает молодёжь, которая предпочитает стерильность современных торговых центров колориту и запахам традиционных базаров.

Но так было не всегда. Для многих поколений азербайджанцев базары были главным общественным пространством страны — центром обмена новостей, общения и торговли. Когда советское общество развалилось в начале 1990-х годов, Таза Базар — как и многие другие рынки по всей стране – стал запасным вариантом для рабочих всех отраслей экономики, которые ушли в торговлю, чтобы заработать на жизнь. Многие продолжили работать здесь, достигнув пенсионного возраста.

В 2015 году я фотографировал торговцев на базаре, который местные жители называют Таза (Новый) Базар. Все эти годы фотографии ждали своего часа у меня в архиве, я почти забыл об их существовании. Когда я их обнаружил, то был поражён тем, что в основном это портреты пожилых людей, и задался вопросом, что с ними стало, как они жили все эти последние шесть лет — особенно во время карантина — и кто из них как и прежде работает на базаре.

И вот одним солнечным воскресным утром в начале этого года я снова очутился у входа на Таза Базар в Шеки. Было приятно вновь слышать шум переполненного пространства рано утром. Сначала я наблюдал за приготовлениями торговцев и их утренними ритуалами для удачных продаж в воскресный день.

Первой, кто поделился своей историей, была бабушка Тамара; она ходила по базару, предлагая сумки, которые шила сама. После встречи с ней я стал замечать, что у большинства торговцев тоже имеется пара-другая таких сумок.

Также, я познакомился с Фатимой, которая работает на базаре уже 21 год. «Как видите, здесь работают в основном пожилые люди», - сказала она. «Молодое поколение не торгует на рынке, они не справляются. Для них это тяжело и грязно. Они даже иногда затыкают нос, чтобы не чувствовать запах. Нужно быть очень организованным, чтобы продавать здесь свой товар. В супермаркете всё просто. Молодые женщины выполняют одну и ту же работу и в конце месяца получают зарплату. Большинство работающих здесь женщин тоже пришли сюда молодыми, но потом они научились всему.»

Хотя меня и интересовала история каждого, мне очень хотелось найти кого-то из тех, кого  я фотографировал в 2015 году. Первым оказался Расим. Сначала он пытался продать мне свои товары «для всех видов птиц». Но как только он увидел свои фотографии 2015 года, то очень разволновался. Вскоре все в его части базара знали обо мне, моих фотографиях и проекте.

Побродив немного, я наконец нашёл точку с видом на горы, которую запомнил ещё с первой поездки. Так я познакомился с Рафигой, у которой там было своё место для торговли. Она заметила, что я пристально рассматриваю горы, и решила рассказать мне немного о местности: горы назывались Киш-Даги, окрестные луга - Хан-Яйлаги, а её собственное имя означало «друг». Во время разговора моя новая знакомая просмотрела фотографии, которые я распечатал, и узнала большинство тех, кто был на них.

Например, Гелем. Её уже много лет не видели на базаре. Или Мелахет Ханум, тоже из Киша, которая перестала работать после того, как заболела. Наконец, Валида, которая по-прежнему торговала неподалёку. Когда мы закончили разговор, Рафига показала мне свой полароидный снимок, сделанный японской парой, посетившей базар. Под руководством Рафиги я нашел Валиду, которая застенчиво говорила о своих старых фотографиях и отметила, что одну из женщин на оставшихся снимках зовут Зергелем, а другую - Мелахет, и что она ушла с базара работать в местную больницу. Валида отвела меня к Набат, у которой была торговая точка рядом с её секцией.

По пути к выходу я встретил Оруджева, с которым прежде не беседовал, но которого все узнали по моим фотографиям 2015 года. Мне пытались объяснить, как его можно найти, и, оказалось, он был одним из первых, кого я увидел, когда зашёл на территорию базара. Я просто не узнал его при входе. Не доходя 150 метров до выхода, я снова столкнулся с Расимом, который сидел возле своей машины, курил сигарету и наслаждался тёплыми лучами солнца.

Прощаясь, он поинтересовался, не нужна ли мне помощь в Шеки, поэтому я спросил, не подскажет ли он, как добраться до автобусной станции. Что оказалось весьма кстати, потому что, весь день следуя чьим-то указаниям, я обнаружил, что иду от Таза Базара до автовокзала Шеки, в точном соответствии подробно продиктованному Расимом маршруту, будто его слова вели меня прямиком домой.

Раннее утро. Продавец подготавливает свой стенд у входа на Таза Базар. Шеки, 2021 год
Раннее утро. Продавец подготавливает свой стенд у входа на Таза Базар. Шеки, 2021 год
Мясник ждет покупателей ранним воскресным утром. Шеки, 2015
Мясник ждет покупателей ранним воскресным утром. Шеки, 2015
Женщины на обеденном перерыве отдыхают от торгового процесса. Сегодня ни одна из них больше не работ ...
Женщины на обеденном перерыве отдыхают от торгового процесса. Сегодня ни одна из них больше не работает на базаре. Шеки, 2015
Продавщица на перерыве, Таза Базар. Шеки, 2015
Продавщица на перерыве, Таза Базар. Шеки, 2015
65-летняя Рафига продаёт различные товары. Шеки, 2021 год
65-летняя Рафига продаёт различные товары. Шеки, 2021 год
Полароидный снимок Рафиги, сделанный японскими туристами в 2020 году. Шеки, 2021 год
Полароидный снимок Рафиги, сделанный японскими туристами в 2020 году. Шеки, 2021 год

«Я из деревни Киш, в детстве много раз поднималась на эту гору. Я закончила восемь классов, потом вышла замуж. Вырастила троих дочерей и двух сыновей, у меня 11 внуков. Тем не менее, я владею грамотой, и у всех моих дочерей есть образование. Одна живёт в Баку, другая за границей. После смерти мужа я занялась его делом, но я не торговка, и мне не нравится это занятие… Сюда часто приезжают иностранцы, одна даже сфотографировала меня. Женщина из Японии. Она дала мне одну из фотографий и сказала, что увеличит другую и повесит её на стену у себя в Японии.”

Тамара, 70 лет, продаёт сумки, сделанные вручную. Шекинский район, 2021 год «Я работаю с 24 лет. Моей первой работой было табачное производство, вторая – на текстильной фабрике. В 1995 году я уволилась с государственной работы и стала продавать различные товары на базаре. Теперь я скупаю мешки, разрезаю их пополам, перешиваю на более мелкие и приделываю им ручки. Иногда, когда нет электричества, чтобы работа не стояла, я делаю это ночью под лампой, чтобы лучше видеть иголку и нитку.»
Гелем работала на базаре в 2015 году, но к 2021 году, когда я вернулся, её здесь не видели уже много лет. Шеки, 2015
Мелахет из деревни Киш. Она работала на базаре, когда я был здесь в 2015 году, но затем заболела и перестала торговать в 2018-м. Шеки, 2015
Мелахет торговала на базаре в 2015 году, но затем ушла работать в местную больницу. Шеки, 2015

«Раньше я работала на швейной фабрике. На конвейере 32 женщины шили брюки и халаты.

Потом дети выросли, завели свои семьи, а когда мне исполнилось 50, я пришла сюда. Все эти варенья, соленья, соки и соусы я делаю сама, покупаю только молочные продукты у местных. Жить трудно, особенно в последние два года, несмотря на то что я получаю пенсию, муж – главный инженер, а сын работает в ресторане. У нас две дочери и сын, восемь внуков и четыре правнука,» говорит Фатима.

Фатиме 70 лет, она продаёт домашнее варенье, соленья, соки и соусы. Она приехала работать на базар в ...
Фатиме 70 лет, она продаёт домашнее варенье, соленья, соки и соусы. Она приехала работать на базар в 2000 году, чтобы составить компанию своей сестре. Шеки, 2021 год
Летафет, 61 год, торгует различными продуктами, начиная от овощей и фруктов, которые растут в её сад ...
Летафет, 61 год, торгует различными продуктами, начиная от овощей и фруктов, которые растут в её саду, заканчивая рисом. Шеки, 2021 год. «До работы на базаре я трудилась на табачной плантации. Я приехала сюда в 1995 году. Обычно я продаю урожай с нашего огорода. Покупаю только рис. Этот базар открыт каждый день с раннего утра — с 7 до 2 или 3 часов дня.»
Расим разводит и продаёт домашнюю птицу. Шеки, 2015
Сейчас ему 55 лет, и Расим всё так же продает кур на базаре. Шеки, 2021 год

«Я всегда был занят в торговле. В 1980-е годы я держал крупный оптовый магазин. Со времён Советского Союза всё изменилось, продажи резко упали, и мне пришлось закрыть магазин. Я занимаюсь этим бизнесом уже 20 лет. У меня есть все виды товаров, связанных с птицей.  Я покупаю кур, петухов, домашних уток и индеек и продаю их с прибылью в 3-5 манатов. А ещё я недавно начал продавать кроликов.»

Прямо напротив сидит другой торговец, полная его противоположность. Он молча курит свою трубку, набитую местным табаком, не рассказывая никаких шуток и не ведя бесед с окружающими.

63-летний Вагиф продаёт кур. Шеки, 2021 год
Вагиф курит местный табак в ожидании покупателей. Шеки, 2021 год
Валида продаёт овощи. Шеки, 2015
Когда я вернулся в 2021 году, Валида продавала соленья. Шеки, 2021 год
Набат на базаре. Шеки, 2015
Набат, 62 года, зимой продаёт различные товары. Она мечтает поехать в Шуша на машине. Шеки, 2021 год

«После окончания 10-го класса я получила работу на табачной плантации. Работала там, пока всё не закрылось. На базаре я торгую с 2001 года.

Я из Шекинского района, из села Балталы, но у меня есть мечта – дожить до того времени, когда проложат дорогу в Шуша. У нас с мужем маленькая машина. Мы договорились, что как только дороги откроются, мы заправим машину и поедем туда

Расим Оруджев развозит товары Вугара на своей тачке. Шеки, 2015
65-летний Расим Оруджев до сих пор работает на базаре. Шеки, 2021 год

«Во времена Советского Союза я много лет водил грузовик. Когда режим развалился, я сдал грузовик. А с 2000-х годов по сегодняшний день вот уже 20 лет я таскаю тачку по базару.»

Зергелем работала на рынке в 2015 году, но уже давно здесь не появлялась. Шеки, 2015
Зергелем работала на рынке в 2015 году, но уже давно здесь не появлялась. Шеки, 2015


Опубликовано при финансовой поддержке COBERM – совместной инициативы Евросоюза (ЕС) и Программы развития ООН (ПРООН). За содержание публикации полностью несет ответвственность организация Chai Khana. Содержание публикации ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться, как позиция ЕС и ПРООН.



 

ПОДДЕРЖИТЕ ПЛАТФОРМУ CHAI KHANA!
Мы являемся некоммерческой медиаорганизацией, создающей контент на темы, а также о группах населения, которые часто игнорируются основными СМИ. We are currently working on the topic “Digital Footprint,” exploring how the computers, tablets and apps that now play such a pivotal role in our lives affect our wellbeing, our relationships, our communities and our societies— and what it means to live in a digital age. Your donation will be used to support our contributors working on this topic.
Сделать взнос