Лица Абхазии

фотограф: Анастасия Шумихина

01.10.21
Тема:

Я впервые приехала в Абхазию в память о своей бабушке, чтобы познакомиться с землей, о которой она рассказывала мне.

Шли дни и недели, и деревни и города, о которых я знала только с ее слов, начали становиться явью благодаря тем, кого я встречала.

Например, меня поразило количество пожилых людей, которые продолжали работать, жили полноценной и продуктивной жизнью. Слушая их — таких жизнерадостных, увлеченных жизнью, влюбленных в свою работу, — я думала о том, насколько ценны их знания и опыт.

Вскоре я обнаружила, что ищу людей старше 80 лет, чтобы расспросить их о жизни. Я поняла, что независимо от пола или профессионального успеха большинство из них были счастливее всего тогда, когда обретали свободу жить так, как считали нужным, идти своим собственным путем. Как сказала мне 80-летняя Валентина: «самое главное – быть честным с самим собой, оставаться человеком».

Магазин Валентины в Сухуми очень атмосферный — такое ощущение, что очутился в магазине советского времени примерно 30 летней давности. На столе у продавщицы стоят большие, красивые белые цветы, на стене висит флаг. В магазине обычно много народу; пришлось зайти несколько раз, прежде чем у меня наконец появилась возможность поговорить с самой Валентиной.

- Я в торговле уже 62 года. 30 марта мне исполнилось 80 лет. И вот... Здесь я работаю в этом магазине с 1976 года. На самом деле магазин был назван в честь моей деревни «Лихнашта».

Я знаю почти весь город, все сюда заглядывают. Могут прийти утром, посидеть за столом, выпить кофе, отдохнуть; это друзья и клиенты одновременно. Если в какой-то из дней я не приду, они начнут бить тревогу, спрашивать: «Где ты ходишь?»

Я здесь, чтобы людям было приятно и комфортно. Иногда они приходят в плохом настроении, но в конце концов мы находим общий язык. Я всегда с уважением относилась и к своему делу, и к людям.

Никогда не знаешь, что еще ждет нас впереди, поэтому самое главное – быть честным с самим собой, оставаться человеком.


Мы познакомились с Николаем, когда с друзьями зашли к нему за домашним вином, по их словам «лучшим в Абхазии».

- Раньше я таким красивым был, волосы волнистые... Я был парикмахером. Мои стрижки были произведениями искусства. Все клиенты были довольны, ждали, когда я их обслужу. Я проработал 70 лет. И сейчас ко мне приходят стричься.

Еще я делаю вино, вы ведь пробовали мое вино, не так ли?

Оно делается по греческой технологии… Я занимаюсь виноделием всю свою жизнь, с 17 лет. Стриг людей и делал вино. Главное – работать честно, делать свою работу честно, с любовью.

Мы беседовали в его мастерской, маленькой, тихой и скромной. Снаружи это совершенно ничем не примечательное здание — похоже на что-то вроде полуразвалившегося гаража или сарая. Но оказавшись внутри, вы словно попадаете в волшебный мир. Мягкий рассеянный свет, деревянные полы и фактурные стены, повсюду десятки скульптур, и каждая выглядит так, словно она живая, — все они знакомят посетителя с этим человеком, этим тонким художником.

Виталий Викторович — невероятно добрый, отзывчивый человек, интеллектуал; из тех, кого раньше назвали бы представителем «старой советской школы».

Художник и педагог, он способствовал тому, чтобы вначале 21 века мир узнал об абхазских художниках.

Это было в 2001 году. Я стал председателем Союза художников Абхазии и встретился с президентом. Мы поговорили, и я рассказал ему о плачевном состоянии искусства. Я предложил платить своим художникам по 5000 рублей в месяц, в то время это были неплохие деньги. Людям вообще не платили после войны. Он откликнулся на мое предложение; так мы и начали мотивировать художников вернуться к работе. Вскоре стали организовывать выставки повсюду, сначала в Сочи, в России, на Северном Кавказе. Затем в Санкт-Петербурге, Москве, Италии, Франции, Париже, Турции и Кабардино-Балкарии. До этого наши художники выставлялись только в советское время.

Виталий Викторович Джения, 72 года, скульптор, председатель Союза художников Абхазии

Прогуливаясь по набережной я заметила двух крепких пожилых людей, которые сразу же привлекли мое внимание. Они оказались друзьями-художниками, а еще долгожителями, которые планировали продолжать работать еще много лет.

Альберт Шанава, 70 лет, керамист

Владимир:

Я был ведущим графическим дизайнером Сухуми, пенсия была 20 000 рублей. Я всю жизнь работал художником.

Я всегда был в движении, я бывший чемпион Краснодарского края по боксу, я много ходил и бегал. Секрет в том, чтобы много двигаться — каждый день, каждый вечер. Конечно, все мои друзья уже умерли…

Альберт:

Я был заместителем директора и главным художником городского оформления всех праздников. Я тоже мастер спорта и учился в Академии в Тбилиси по специальности «керамика».

Однажды в отпуске мне пришлось работать всю ночь, чтобы нарисовать 18 человек! Всего лишь за одну ночь! И я нарисовал их всех, шесть на три метра! Я много работал, зарабатывал деньги, путешествовал по России.

Владимир: 

А сколько тебе сейчас лет?

Альберт:

70

Владимир:

Э-э, да ты еще пацан!

Альберт:

Ну да, хорошо, но я тебя догоню, конечно! Как не догоню?

Владимир:

Меня уже никто не догонит. Всего через восемь лет мне исполнится 100. И дольше проживу, я крепкий, много двигаюсь, хожу все время.

Альберт:

Это как рубеж. Главное, дожить до 80 лет. 80 перейдешь – дальше пойдешь, мой дед в 102 года умер, бабка в 100 умерла. Ну, я тоже хочу, на всякий случай. 

Альберт:

Самое главное – быть оптимистом! Никогда не позволяйте пессимизму проникать в душу!

Владимир:

Не думать о плохом. Наплевать на то, о чем переживаешь, думай о том, чтобы стать лучше, а жизнь – это всегда только движение.

Крепкий, уверенный в себе и спокойный человек, Даур Сухумский представился заместителем председателя местного сообщества слепых.

Я окончил школу пилотов. Был диспетчером, потом выходил и в воздух, и в море, но в итоге потерял зрение.

Сейчас я являюсь заместителем председателя Абхазского сообщества слепых, а также главой единственной в Абхазии организации, которая восстанавливает традиции жречества. Она занимается религией, культурой, ритуалами, народной медициной. Кстати, в Абхазии признаны четыре религии — иудаизм, ислам, христианство и наша традиционная вера, «анчахасаран», что по-абхазски означает «имя Бога».

 

Я все чувствую из разговора. Ты знаешь, я понял, что больных людей не бывает… Если вы примете это как болезнь, вы заболеете. Когда вы принимаете это как тест, вы либо проходите его, либо нет, и идете дальше. То же самое относится и к слепоте. Знаешь, в чем тут фокус? У вас, зрячих, 70 процентов информации поступает через зрение. Когда кто-то теряет зрение, он начинает чувствовать препятствия и лучше слышать. Например, у меня только 50 процентов слуха, но я хорошо слышу. Я рекомендую всем, даже зрячим, носить темную повязку каждый день, по крайней мере, в течение пяти минут, посидеть или походить с ней, чтобы развить способности, которыми обладают слепые люди. Это так интересно.

Самое важное в жизни – познать себя. А не познав себя, как возможно познать этот мир? Все пытаются изменить мир, но это так не работает. Только меняя себя можно изменить мир вокруг.  


ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: В отношении Абхазии в данном фоторепортаже не используются такие термины, как «де-факто», «непризнанный» или «частично признанный», что не отражает позицию Чай Хана относительно ее статуса.

ПОДДЕРЖИТЕ ПЛАТФОРМУ CHAI KHANA!
Мы являемся некоммерческой медиаорганизацией, создающей контент на темы, а также о группах населения, которые часто игнорируются основными СМИ. donation.stories.donate-text
Сделать взнос